Четыре типа педагогов


 

Обобщая многолетние наблюдения и практический опыт руководства большими педагогическими коллективами, мы пришли к выводу, что всех учителей по этим признакам приблизительно, условно, можно разделить на четыре группы: интеллектуальный тип, волевой, эмоциональный, тип организатора. Разумеется, это относительное деление, но оно, как показала наша практика, весьма помогает повысить эффективность расстановки кадров во внеурочной работе. Как уже говорилось, уроки по обязательной программе любой учитель ведет главным образом в заданном методическом режиме, в заранее рассчитанных рамках форм и видов работы. Внеурочная деятельность в значительно большей мере зависит от личности учителя, от его интересов, склонностей и т. д., в том числе и от того, что мы именуем типом профессионального педагогического характера.
Считая рассматриваемую нами проблему весьма важной для повышения эффективности использования педагогических кадров во внеурочной работе, мы рассмотрим каждый из названных типов более подробно, еще раз заметив, что это деление условно, что оно имеет в виду лишь характеристику доминирующей черты, проявляемой в профессиональной педагогической работе со школьниками.
По нашим подсчетам, эти типы распределяются в педагогических коллективах весьма неравномерно. В младших классах преобладают эмоциональный и организаторский тип, в средних - волевой, а в старших - интеллектуальный. Это, видимо, связано и с особенностями их работы, более эффективно реализуемыми с тем или иным возрастом учеников. В целом же среди педагогов общеобразовательной школы господствует волевой тип (примерно 60-65% всех учителей), преимущественно представленный женщинами. Но, возможно, это есть следствие особенностей профессии.

Интеллектуальный тип характеризуется склонностью к научной работе, прежде всего, в области своего предмета, к чтению литературы, ведению записей, наблюдений, к анализу своей деятельности, к созданию новых форм внеурочной работы и т. д. Научные знания и интеллектуальный склад характера - равный (разумеется, не единственный) педагогический аргумент, основное достоинство в практической работе этого учителя. Наиболее ценен и результативен этот стиль в работе со старшеклассниками, особенно в индивидуальной или проводимой в малых групповых формах образовательной деятельности. Этим учителям лучше всего удается ведение кружков с изучением определенных тем, занятия с отдельными учениками по специальным индивидуальным программам, чтение научных лекций, выпуск информационных бюллетеней и т. д. Менее полезно поручать им сложные массовые мероприятия или работу с подростками VI-VII классов.
Примером такого педагога может быть известный московский учитель-литератор Семен Абрамович Гуревич. Характерная черта этого педагога - постоянное устремление к глубокой всесторонней работе с учениками над литературными произведениями. Новый спектакль, новая книга, литературный диспут, приобретенное у букинистов редкое издание Горького или Достоевского тут же перед уроком или после него подвергаются в его классе обсуждению, анализируются, сравниваются и т. д. Следует заметить, что фоном проявления интеллектуальной педагогической направленности в работе у С.А. Гуревича всегда была и остается этическая требовательность и нравственная эмоциональность, обеспечивающие тонкое эстетическое оформление его отношений с учениками. Проблема красоты, эстетического момента в профессиональной этике учителей фактически совершенно не разработана педагогической наукой, хотя и имеет, по нашему мнению, большое значение для решения многих важных теоретических и практических вопросов педагогики: оптимизации педагогического действия, связи эстетического и этического в отношениях учителя с учениками; эмоциональных реакций учащихся на педагогические требования; этико-эстетических характеристик работы педагога с подростками и юношами и многих других.
Литературная внеурочная работа буквально кипит вокруг Семена Абрамовича, и фактически в списке его активистов числятся все ученики. Это, вообще, для школьной педагогики редкое явление, но Семен Абрамович в каждом умеет находить литературные способности и развивает их настойчиво и неутомимо, считая это своим высшим профессиональным долгом и счастьем. Этот учитель за долгие годы накопил тысячи сочинений, стихов, поэм, рисунков и т. д. своих питомцев.
Оригинальным приемом в работе С.А.Гуревича было подчеркнутое игнорирование вопросов дисциплины на уроках и во внеурочных занятиях, отношение к ним как "к детскому разговору", что и заставило старшеклассников не тянуться перед ним "в струнку", а развиваться интеллектуально, чтобы выглядеть как можно более взрослыми и умными. В общении с таким педагогом не бывает ни желания, ни времени на пустые разговоры, шалости. Он непрерывно и напряженно думал, искал, находил, удивлялся, изумлял класс своими интересными находками, остроумными выводами.
Несколько иного плана стиль работы преподавателя химии Леонида Александровича Дубинина, известного методиста, члена-корреспондента АПН СССР. Он интеллектуал-систематик, способный организатор самых разнообразных форм внеурочной работы. Но вместо высокого эмоционального накала он вносил в занятия деловую четкость, согласованность, последовательность. Видимо, сам предмет требовал от него величайшей собранности, аккуратности, такие же черты воспитывал он и в своих питомцах. Таким, не менее ярко выраженным интеллектуальным типом был мой коллега по 46-й школе, учитель логики и психологии (в дальнейшем известный в Москве директор 551-й школы, а позже - заведующий отделом педагогической науки Министерства просвещения СССР) Кирилл Николаевич Волков. Наблюдая его работу с 1949 г. в течение почти 30 лет, мы постоянно видели четко выраженную особенность в его отношениях с учениками и сотрудниками - исключительно высокие этические требования к учащимся, к их внеурочной научно-образовательной и духовной жизни. Все направления внеурочной работы 551-й школы К. Н. Волкова отличались научным подходом, наполнялись серьезным образовательным содержанием: горные туристские путешествия, большие спортивные лагеря, массовый производительный труд и т. д. Олицетворением этого стиля был сам директор школы. Но, в отличие от С. А. Гуревича, у К. Н. Волкова доминирующая интеллектуальная черта имела организаторско-волевой склад. Соответственно этому по-иному складывалась и этика его отношений со старшеклассниками: если у С. А. Гуревича среди питомцев преобладали глубоко и ярко мыслящие ученики, то "школа" К. Н. Волкова более успешно формировала умных деятелей-коллективистов, "специалистов научной организации". Старшеклассники 551-й школы при минимальном участии взрослых проводили полный ремонт школы, вели большое хозяйство, строили гаражи и теплицы, а летом (и это зафиксировано в кинофильме) за две недели построили на пустынном морском берегу вблизи Гудаут лагерь на 200 человек с водопроводом, электросетью, флотом ялов и шлюпок и т. д.

Волевой тип педагога характеризуется четкостью и организованностью в работе, императивным тоном в отношениях, повышенной властностью, постоянной требовательностью к себе и к ученикам. Представитель этого типа менее склонен к раздумьям и рассуждениям, но более собран: в его профессиональном почерке преобладают качества руководителя, а не советчика, как у педагога интеллектуального типа. Часто уступая ему в глубине и обширности научных интересов, волевой тип увлекает учеников уверенностью, более быстрым продвижением в практической работе. Этот учитель особенно близок подросткам-мальчикам, которых покоряют его характер, твердая жизненная позиция. Чем труднее и рискованнее вид работы, тем ярче проявляется волевой тип ее руководителя. Благодаря его волевым усилиям обеспечиваются организация четкого режима продленного дня, разнообразные массовые мероприятия, а во внеурочной образовательной работе - сложные краеведческие походы, создание живых уголков, строительство метеоплощадок, оранжерей и теплиц, устройство выставок и т. д. Примечательно, что у педагога этого типа строгая дисциплина. Сила и властность характера покоряют подростков.
В работе со старшеклассниками волевой тип испытывает подчас немалые трудности в работе. Здесь нередко возникают конфликтные ситуации, чаще всего из-за недостаточного удовлетворения интересов учеников в области новейших научных открытий, из-за отсутствия такта, тонкости индивидуальных отношений между педагогами и юношей, девушкой.
Московский учитель, известный историк и методист Федор Петрович Коровкин, лауреат Государственной премии СССР 1973 г. за учебник по истории древнего мира, - человек волевого типа. И на уроке, и вне его Федор Петрович властвовал железной логикой, четкостью изложения материала, обилием интереснейших фактов, он покорял своим глубочайшим уважением к предмету, серьезностью, заставляя учеников напряженно работать, беспрекословно выполнять все его требования. Однако задушевных отношений с этим учителем, несмотря на его подчеркнутую деликатность и такт, у учеников не было, и влюбленность в него была какой-то "дистанционной".

Эмоциональный тип педагога отличается повышенной способностью чувствовать переживания ученика, его духовный мир, настроения, сложные моменты внутренних коллизий и сопереживать в этом ученику. Его доминирующая профессиональная черта - тонкость восприятия эмоциональной жизни воспитанников. Это наиболее сложный тип педагога-воспитателя, подлинного скульптора характера каждого из своих учеников. В свое время значение эмоционального воспитания не раз подчеркивал А. В. Луначарский.
Педагог эмоционального типа успешнее работает с наиболее трудными учениками, добиваясь успеха там, где командный тон, апелляция к сознанию бывают полностью безрезультатными, а порой и бессмысленными.
Хочу привести пример работы очень тонкого и глубоко серьезного педагога Раисы Павловны Миркиной, учительницы музыки и французского языка 544-й школы Москвы. Вероятно, сами предметы, которые она преподавала, помогали этой от природы чуткой женщине находить путь к сокровенным струнам души очень трудных подростков. Мастерство Раисы Павловны заключалось в быстром нахождении у этих ребят остатков душевной теплоты, не погасших очагов моральной чистоты и совести. Интересно, что она находила их у каждого, в то время как другие педагоги не видели в нарушителе порядка ничего, кроме зла.
Не было случая, чтобы Раиса Павловна вышла из себя, повысила голос или каким-то жестким образом наказала провинившегося. Ей было достаточно выразить свое неподдельное огорчение, и у самых "отпетых" она вызывала не страх, а угрызения совести.
Удивительно, что не поощрениями, а эстетическими контактами, участием в трудной судьбе своих воспитанников, пониманием их страданий добивалась она не только перестройки поведения, но и изучения французского языка! Вряд ли нужно говорить, какой искренней любовью пользовалась эта учительница у своих подопечных.
Педагог, обладающий этим природным даром (а иначе мы пока не можем указать причину того или иного склада педагогического характера, тем более эмоционального), легко справится и с научно-образовательной работой в области литературы, искусств, изучения природы, где мир разума и мир чувств соединяются в гармоническом восприятии прекрасного. В средних и старших классах педагог этого типа успешнее работает с девочками, чем с мальчиками, хотя и последних легко покоряет теплотой, душевностью, тонким, ненавязчивым участием и лаской.
Интересно, что никаких диагнозов для выявления этого типа не нужно - он там, где меньше всего наказаний и лучшая дисциплина у трудных учеников. Они идут к такому учителю сами, без всякого принуждения, и лица у них спокойные, радостные. Эти детские лица в какой-то мере отражают и облик, и душевный настрой педагога.
Хочется немного сказать и о Петре Константиновиче Холмогорцеве, впоследствии видном педагоге, авторе учебника педагогики для педучилищ. Вряд ли у этого учителя жизнь была легче, чем у других, в тяжелые годы войны. Однако он на урок приходил всегда со светлой, радостной улыбкой, выражающей уверенность в завтрашнем благополучии, он нес с собою запас доброты на сегодня и будущее, какую-то радостную перспективную романтичность. Лучистость его глаз всегда была мажорной. И в классе становилось светлее, теплее и даже куда-то исчезал вечно грызущий нас в те годы голод. Интонация и голос Петра Константиновича были постоянно подбадривающими, вдохновляющими ученика. И мы тянулись к этому мажорному тону, к добрым лучикам взгляда, к обнадеживающей улыбке, вселявшим в нас уверенность в счастливом конце всей трудной жизни тех лет.
У Петра Константиновича было круглое в рябиночках улыбчивое лицо, оно выражало восторг уже оттого, что ученики есть, сидят за партами, что печка натоплена и сейчас мы начнем потрясающий рассказ о победах Суворова над турками. Для меня остается загадкой, как Петр Константинович умел сконцентрировать весь свой эмоционально-мажорный заряд именно на тех учениках, настроение которых было самым подавленным от разных невзгод тяжелой жизни. Но "оживали" первыми именно они...
Во внеурочной работе вокруг таких преподавателей всегда царит оживление, подлинная атмосфера радостного отдыха, ожидание чего-то еще более интересного. Здесь следует отметить одну важную, на наш взгляд, особенность; самую далекую передачу по возрастной вертикали (и вверх, и вниз) эмоциональных зарядов, исходящих от педагогов этого типа.
От Раисы Павловны Миркиной теплота через учеников шла и в их семью, к их родителям, и в подшефный класс. Мы провели такой маленький эксперимент. Из двух вторых классов, в одном из которых шефами были миркинцы, отобрали по нескольку октябрят - мальчиков и девочек - и направили их "воспитателями" в соседний детский сад, над которым шефствовала школа. После школы октябрята, важные и гордые, шли к подшефным "карапузам" и играли с ними. А я со стороны наблюдал ребячью возню. У некоторых шефов ничего не получалось. Они, вспомнив какие-то свои дела и игры, то и дело строили своих "воспитанников", проверяли у них чистоту рук и ушей, подавали разные команды: "Стали все в круг", "Все присели, все хлопнули в ладошки". Малышам это скоро наскучило. А вот к октябрятам из класса, где шефствовали ученики Р. П. Миркиной, начинавшие затеи с теплых слов: "Ты мой маленький", " Я по тебе скучал", детсадовская мелюзга неслась с радостным криком.
Ларчик открывался просто. Эти ребята несли с собой ласку, тепло, добрые отношения, образующие незримую, незаменимую и притягательную систему хороших семейных отношений. В заключение заметим, что у эмоционального типа самые тесные и задушевные контакты с учениками при наименьшей официальной дистанции. Можно сказать, что эти дистанции в ряде случаев напоминают родительскую связь.

Организаторский тип - наиболее универсальный, а следовательно, и очень ценный для любой педагогической работы, особенно внеурочной. Как известно, педагогическая деятельность есть прежде всего организаторская, ибо, организуя жизнь и деятельность учеников, педагог тем самым обеспечивает в заданном направлении их развитие. Однако это очень сложный процесс, часто неправомерно упрощаемый и вульгаризируемый.
Ученики всегда там, где живое конкретное дело позволяет удовлетворить их возрастные интересы и склонности, где есть возможность приложения их собственной энергии, разума, силы. Без этого у подростков нет возможности выразить и развить свое "я". Длительная задержка ученика на созерцательной рецептивной позиции в учении, в усвоении норм нравственности ведет к глубокой, порой необратимой атрофии активных начал его личности. Подросток, а тем более юноша, не стремящийся к самостоятельной деятельности, - такая же аномалия, как ученик, выходящий в своем поведении за пределы нормы. И тот, и другой имеют сниженный уровень социальной активности.
Педагог-организатор обеспечивает наилучшим образом мост между самостоятельностью действий учеников и целесообразным их направлением: он организует педагогически продуманную систему воспитывающей деятельности. Вот почему эти учителя незаменимы в организации режима продленного дня, кружков, дальних походов, больших общешкольных мероприятий, тематических вечеров и т.д. К сожалению, эти учителя редки. Они быстро выдвигаются на руководящую работу и выходят за пределы конкретной воспитательной работы с учениками.
Педагог-организатор соединяет в себе многие способности и умения, важные для педагогической работы: распределяемость внимания, хорошую деловую память, знание учеников, предвидение, расчетливость, а главное - самостоятельность, инициативу, творческое отношение к работе, без чего невозможна организация внеурочной деятельности большого числа учащихся.
Все описанные нами типы педагогов по-разному ведут внеурочные занятия с учащимися, стремясь наиболее эффективно использовать преимущества своей индивидуальности. Но всем им должно быть присуще одно общее свойство - постоянное стремление как можно глубже проникнуть в духовный мир своих питомцев, без чего просто невозможно вести на высоком педагогическом уровне внеурочную работу.

Автор: Эдуард Георгиевич КОСТЯШКИН. Директор 544 московской школы полного дня, доктор педагогических наук, руководитель Лаборатории прогнозированя развития школы Института общей педагогики АПН, автор книг "Индивидуальная работа в школе с трудными подростками", "Школа полного дня. Вопросы управления" и др. 





Comments